Уязвимые люди

Уязвимые

2017-2018
Проект Ольги Мичи "Уязвимые" посвящен рассказу о культурном своеобразии вымирающих народов мира. Однако уже при первом знакомстве с визуальным материалом становится очевидно, что это далеко не только этнографический проект. Строгим научно-исследовательским целям прикладной фотосъемки не соответствуют ни выбор фона, ни яркие насыщенные цвета, ни, наконец, выбор поз для портретируемых. Сложно себе представить эти изображения, сложенные в архивную папку, или же расставленные по однотипным ячейкам статистической таблицы. Нечто поначалу неуловимое, но при этом практически сразу ощутимое, заставляет воспринимать эти портреты с нехарактерной для документального протокола иррациональной субъективностью. Этого впечатления уже самого по себе достаточно для того, чтобы задуматься об истинных причинах выполненной О. Мичи серии, фотографически точной по своей природе, но бесспорно смотрящей глубже поверхностных деталей.

Уязвимые

"Уязвимые" - это прежде всего проект современного фотоискусства. Да, на первый взгляд материалом для него служат представители древних самобытных культур и артефакты практически забытых ремесел. В то же время именно в контексте этих бесспорно архаичных объектов становится возможно обратить внимание на главный аспект современной истории - проблему глобального культурного симбиоза. Персонажи, снимаемые О. Мичи, - это уже не классические этнографические типажи, за которыми охотились ученые и фотографы еще в XIX веке. Это прежде всего люди, которые оказались на перекрестке нескольких взаимоисключающих миров. И речь здесь далеко не только об их национальной принадлежности, возрасте или социальном статусе. Это в любом случае жители современности, как бы сильно они не желали от нее оградиться. В той или иной степени каждый человек, будь то представитель одного из коренных народов Азии или Африки, или же более привычный представитель западноевропейского конгломерата, оказывается зажатым между молотом и наковальней прошлого и будущего. И вряд ли кто-то решится возразить, что в ситуации своего собственного выбора каждый человек становится в той или иной степени уязвимым. Уязвимым не только в буквальном смысле физической опасности со стороны современных технологий, но и в первую очередь уязвимым перед лицом культурной унификации и социальной стереотипизации. Удивительно, но многие, а то и вовсе подавляющее большинство, предпочитают движению в будущее взгляд в прошлое, при всей архаичности древних традиций и низкой технологической эффективности. Для этих людей, и речь здесь далеко не только о этнографических меньшинствах, прошлое - это источник уверенности перед лицом неизбежных изменений, которые неумолимо разъедают материальные и культурные ценности современного общества.

"Уязвимые" О. Мичи - это прежде всего путешественники во времени, образно говоря астронавты в современном культурном космосе. Их представления о действительности во многом ограничены транспортными, финансовыми или же коммуникатитивными возможностями этнических групп, с которыми они себя соотносят. Их образ жизни диктуется необычными, а то и вовсе дикими с позиции хрестоматийного европейца обычаями, в особенности когда речь заходит о внешности. Это своеобразие не ограничивается климатически, исторически и религиозно обусловленной спецификой костюма. Оно также ясно проявляется в стремлении изменить собственное тело, к примеру изменить форму губ, ушей и даже шеи. Казалось бы, в таких замысловатых нарядах, с такими гротескными с точки зрения европейца аксессуарами и столь необычной внешностью эти люди выглядят уязвимыми. Но, по всей видимости, это далеко не так. Достаточно заглянуть в их лица, на которых читается вся гамма эмоций за исключением одной - страха. Модели О. Мичи остаются уязвимыми, но, по крайней мере, они этого не боятся.

Работы из проекта "Уязвимые" также важны тем, что представляют зрителю не только увидеть, но и переосмыслить собственную шкалу ценностей. Герои фотографий Мичи не используют, или же не демонстрируют открыто высокотехнологичные аксессуары, которые стали неотъемлемыми атрибутами современной повседневности и, казалось, формируют наше представление о настоящем. Здесь мы не увидим вожделенных гаджетов, модных фасонов или баснословно дорогих украшений. Все это, казалось, не имеет для "уязвимых" никакой ценности. Для них, напротив, более важным является не демонстрация личной уникальности, сколько своей связи с родственниками и предками. Единственным "благом", которое нарушает этот культурный карантин, является современное оружие. Это практически единственный атрибут, без которого не может обойтись даже коренной туземец. В связи с этим остро звучит лишь один вопрос - становятся ли от этого персонажи Мичи менее уязвимыми. Или же от этого их собственная жизнь и уникальная культура подвергаются еще большей опасности. И, наконец, кто может стать жертвой в этом столкновении цивилизаций - тот, кто не осознает всю ответственность за новоприобретенную силу, или же тот, кто этой силой готов щедро делиться?

Принимая во внимание эту важную проблему, еще удивительнее звучит вывод о том, что главной опасностью для "уязвимых" Мичи является все же не оружие. Да, оно взваливает на плечи коренных народов груз ответственности, который многим из их представителей может стоить жизни. Однако все же не в этой опасности личной смерти заключается главная уязвимость древних племен перед лицом современного мира. Несоизмеримо большую опасность представляет утрата национальной идентичности и культурного своеобразия перед лицом внешней привлекательности и иллюзорной доступности международного информационного поля. Ломая стереотипы древних традиций и преодолевая ограничения культов прошлого, представители коренных народов, будь то в Африке, Азии или где бы то ни было еще, оказываются перед лицом главной уязвимости современной культуры - свободы. Ошибки выбора, который вынуждены делать все современные люди, в не зависимости от их этнической принадлежности, родословной или социального статуса, уже не могут быть списаны на неблагосклонность божеств или проклятие предков. В мире, где господствует популярная культура кино и телевидения, а главными идолами становятся герои фантастических произведений, выбор, по крайней мере на словах, определяет не традиция, а индивид, который становится уязвимым перед лицом подавляющего разнообразия распростертых перед ним возможностей. Поразительно, но "уязвимые" Мичи являются не только характерными участниками этих глобальных социально-культурных явлений, на наглядном примере которых эти изменения можно внятно продемонстрировать. Эти люди искренне считают себя счастливыми, делая выбор в пользу ограничений древних традиций. Они смотрят на нас из глубин теней, в которые погружается их национальная культура, но в их взгляде нет осуждения. Зафиксированные средствами фотографии для будущих поколений зрителей, они преодолевают бренности времени и только сочувствуют им, настоящим "уязвимым".